01.08.2021
Истории ловли хариусов

Истории ловли хариусов

«Первое мое посещение лесной охотничьей избушки забыть просто невозможно. Я попал в нее после целого дня, проведенного на льду реки в попытках поймать хариуса. Уголок жилья в дремучей тайге сам по себе приносит радость перемерзшему рыбаку или охотнику. А тут… Бревенчатые стены, грубые лежаки из отесанных плах, аромат сосны и мха, замешанный на неистребимом запахе дыма. Ничто с этим не сравнится, и никакой рассказ об этом не может быть полным.

 

В этой избушке все было устроено солидно. Каменная печурка имела дымоход, который к тому же выходил не вертикально вверх, а вначале представлял собой некую лежанку, на которой с комфортом мог расположиться даже крупный мужчина. После того как печь разгоралась и этот дымоход нагревался, на нем нужно было держать ухо востро: камни раскалялись и можно было даже обжечься. Но какая это была роскошь – полежать на теплой лежанке после целого дня, проведенного в тайге на трескучем морозе!

Бывший в нашей компании отставной военный даже вспомнил по этому поводу, что видел на Дальнем Востоке у корейцев специальную комнату, называемую «ондоль», в которой пол был с подогревом, и на нем отдыхали, придя с работы домой, мужчины.

Я лежал на теплом лежаке едва ли не в самом географическом центре страны и все же так далеко от того, что принято называть центром. Наслаждаясь каждой клеткой организма теплом и уютом этого простого таежного жилья, я почему-то вспомнил фразу, прочитанную в работе американского ученого Джона Эндрюса «Современный ледниковый период: Кайнозойский». Американец написал: «Первобытные люди, изготовлявшие каменные орудия…

в среднем и позднем плейстоцене населяли степи и равнины северной части СССР (труд вышел в свет около 30 лет назад. – Прим. авт.). Непонятно, что удерживало этих людей от переселения в Северную Америку».

Здесь, в проконопаченной мхом избе, почему-то фраза о «непонятном поведении» неандертальцев показалась мне крайне комичной».